Главная страница
Освоение НЗ
Заселение НЗ
1917-1941
Великая Отечественная
Ядерный полигон
Геология
Климат
Флора
Архив
Фотогалерея
Форум
Гостевая
Форум новоземельцев
Видео
 





 

Шишкин, шишки и Фантомас собрались под одной крышей

2 декабря в Лофт-проекте ЭТАЖИ выставкой известного сценографа Александра Шишкина стартовала программа «Не о театре» фестиваля «Театральное пространство Андрея Могучего». Ожидаемое случилось: живопись и графика Шишкина задали тон и, как и обещалось организаторами, стали центром действа «Не о театре», создав особое и обособленное пространство для дальнейшей программной жизни фестиваля. А вот само открытие выставки порадовало небанальным общим решением и рядом неожиданных сюжетных поворотов. Свидетелем событий стал наш корреспондент.

Александр Шишкин — один из самых востребованных и продуктивных художников-постановщиков Петербурга. Лауреат всевозможных театральных премий, в числе которых «Золотая маска» за сценографию к спектаклю «Иваны» (реж.: Андрей Могучий), Шишкин — художник, наделенный богатейшей фантазией, умеющий создавать самобытнейшие и сложносочиненные миры спектаклей.

Одновременно с театральной работой он занимается и традиционной живописью, и непривычной цифровой, и графикой. Собственно, два зала выставки — это и есть зал живописи и зал, который сам художник назвал «Потоковая графика». В одном — довольно масштабные рисованные маслом полотна, в другом – листы простой бумаги с зарисовками пером: сюжетные и не очень.

На открытии выставки и программы, как и положено большому художнику, Александр Шишкин был более чем скромен. Обойдясь для приветствия с публикой кратким «Спасибо», он растворился в пространствах галереи, затерявшись среди собравшихся. Почетная роль «вскрыть» в прямом смысле слова, распоров ножом бумажное полотно, отделяющее собравшихся от пространства выставки, выпала на режиссера Андрея Могучего.

Дальнейшее развивалось совершенно по законам театра. Через импровизированную дверь публика попадала в густо затянутую театральным дымом комнату. Дым не давал взгляду охватить всю площадь выставки, но сквозь туман медленно проявлялись контрастные черно-белые стены, на них — живопись, рядом — люди, среди всего этого — музыка. И еще арт-объекты. В одном углу — стойка с тремя советскими телевизорами, на экранах которых документальные видеозаписи с участием художника. В другом — медведь. Не рисованный и не механический. С самой настоящей человеческой начинкой — артист в костюме. Мишка и шишки. Шишки еще более натуральные — с елки. Медведь театрально и трагично завывал под музыку, а шишки перекладывал из коробки на пол. Потом пошел в народ: собравшиеся реагировали по-разному: кто-то гладил мишку по голове, кто-то даже руку пожал. А Андрей Могучий медведя обнял. Парадоксальный эффект: общего единства и в то же время хаотичности, неизбежной центробежности происходящего — это Шишкину присуще и в его театральной деятельности.

На смену медведю явился другой персонаж. В пространстве винного бара у фортепьяно возник… Фантомас — артист в зеленой маске известного киногероя из французских кинокомедий 60-х. Перформанс, затеянный Шишкиным и Ко., приобрел оттенок еще более абсурдистский. Издали похожий на киношарж, персонаж оказался облачен кроме этого в бесформенно-растянутые штаны-треники, толстовку и вьетнамки на носки (чисто советский такой вариант). И еще черные перчатки. А читал он стихи. Под живую фортепьянную музыку, то есть совершенным образом мелодекламировал, обращаясь к отдельным посетителям фестивальной акции: «Десять дней это только первое слово. Остались невидимыми провода. Через месяц они увидятся снова. И на этот раз навсегда». И далее в том же духе: «Люди, надо его жалеть? Нет, не надо. Хоть гордость горька в своей наготе. Вот и кончается баллада, баллада о красоте!».

Поведение это, как и все происходящее в целом, рождает длинные цепи ассоциаций. Единственный обособленный вопрос: почему все это назвали «Не о театре»? Театр, как есть. При этом моментами определенно – театр абсурда, где обычно главное - не интрига и сюжет, где царит определяемая случайность, а фабула строится вокруг коммуникационных проблем. Изменчивость и неопределенность причинных связей — лучшее тому подтверждение.

А коммуникация (если это стояло в целях) как раз-то и случилась. Среди живописи и графики – своя собственная, между каждым отдельно взятым визитером со средой — другая, перформанса с пространством лофта — третья. Всё вместе и порознь — главное, что одновременно. В пограничных зонах искусств — визуального, музыкального, актерского — возникла самая творческая обстановка, наполненная к тому же живой энергией.

Надо добавить, что выставка продлится до 9 декабря. В тех же стенах галереи Глобус Лофт-проекта ЭТАЖИ будут проходить и другие мероприятия программы фестиваля «Театральное пространство Андрея Могучего», которые мы уже анонсировали.