Главная страница
Освоение НЗ
Заселение НЗ
1917-1941
Великая Отечественная
Ядерный полигон
Геология
Климат
Флора
Архив
Фотогалерея
Форум
Гостевая
Форум новоземельцев
Видео
 





 

«Великодушный рогоносец»: в ТЮЗе им. А. Брянцева сыграли премьеру

26 ноября в Санкт-Петербургском ТЮЗе им. А.А. Брянцева состоялась премьера спектакля «Великодушный рогоносец». Пьеса знаменитого бельгийца Кроммелинка имеет громкое прошлое на русской сцене. Две знаменитые постановки — спектакли Всеволода Мейерхольда 1922 года и Петра Фоменко 1994 года — смогли обеспечить этому сюжету вековую славу.

Режиссер нового спектакля ТЮЗа Владимир Золотарь — фигура в современном театральном пространстве значительная, но мало раскрученная. О поворотах в творческой судьбе и новом спектакле режиссер рассказал в интервью.

— Владимир, Ваш творческий путь начинался в Петербурге: в Театральной академии, на курсе Г.Р. Тростянецкого. Затем Вы долгое время работали в разных театрах нашей необъятной Родины, и теперь судьба вновь привела Вас в Петербург. Это случайность, или Вы сознательно преследовали цель вернуться?

— Не могу сказать, что так должно было случиться или что я так и планировал — нет, думаю, это всего лишь воля судьбы. Так сошлось, что в театре, в котором я непосредственно служу (Нижегородский ТЮЗ – примечание автора), началось неспокойное время. Вследствие этой нестабильности во мне появилась готовность получать предложения со стороны. А в этом смысле приглашение из дома оказалось особенно заманчивым.

— А если оглядываться на творческий путь в целом, каким Вы его для себя видите: это цепь закономерностей или случайностей?

— В целом, если не брать частностей, это сознательный путь. С самого начала, принимая предложение ехать работать в провинцию, я хорошо отдавал себе отчет в том, что делаю. Меня позвали на несколько постановок в разных театрах, и я начал ездить. В этих поездках родилось желание иметь коллектив, с которым можно было бы сотрудничать постоянно, выстраивать стратегию, разрабатывать репертуар. Поэтому когда прозвучало предложение возглавить Алтайский краевой театр драмы, я, немного подумав, пришел к выводу, что мне оно интересно. Интересно взять театр, причем театр, который нельзя назвать благополучным, и попробовать что-нибудь сочинить.

— То есть Вы практически сразу почувствовали, что Вы режиссер-строитель?

— Наверное, можно так сказать. Поэтому, когда возникли трудности с Алтайским театром, я не спешил уходить — чувствовал, что до какого-то важного этапа я с этим театром не дошел. Уйти в никуда было несложно. Предложения на постановки были. Тем более что разовые постановки и денег, простите, больше приносят, и рутины меньше. Но я понимал, что мне уже по-другому существовать трудно, скучно, неинтересно, и ушел только тогда, когда появились ясные альтернативы — тоже в провинции — в Нижегородском ТЮЗе.

Кстати, чем хороша работа в большом провинциальном театре? Тем, что степень свободы в нем выше. Каждый столичный театр, поскольку их много, занял свою определенную нишу, и преодолевать ее сложно. Поэтому у режиссеров гораздо меньше возможностей для маневра.

— А как Вы оцениваете свои возможности для маневра в ТЮЗе им. Брянцева?

— Возможности есть. Ведь помимо того, что у каждого театра есть ниша, у него есть еще и необходимость оставаться театром живым. Обе эти крайности порою вступают в скрытое, а то и открытое противоречие. И когда мне начинают говорить о том, что репертуар детского театра должен быть ориентирован на соответствующую аудиторию, я начинаю яростно протестовать. На мой взгляд, идеальный театр юного зрителя — это тот, куда дети приходят с родителями. Причем родители ведут своего ребенка в ТЮЗ не потому, что больше некуда, а потому, что это сознательный выбор. И то, что петербургский ТЮЗ имеет некую отвагу иметь репертуар для молодежи — очень правильно. А пьеса «Великодушный рогоносец», на мой взгляд, абсолютно молодежная. Возраст ее героев не прописан, но понятно, что способность к любви, как к некоему всепоглощению и опьянению — свойство юности. Это не значит, что им должно быть по пятнадцать… или по двадцать. Человек может оставаться юным и в сорок. Но по восприятию мира, по содержащемуся в ней максимализму эта пьеса — о юности.

— А можете ли Вы сформулировать: про что Ваш спектакль? Какова идея, которой Вы руководствуетесь?

— Идея, которая мной руководит, в конечном счете, та, про что весь театр. А весь театр — про то, что ткань межличностных отношений настолько хрупкая, что дышать надо с опаской. Мы ни в коем случае не должны забывать, что мы люди. А пьеса Кроммелинка для меня — идеал поэтического препарирования любви.

— Можно сказать, что в этой пьесе Вы видите себя?

— Абсолютно. В том-то и дело, что для меня она в каком-то смысле биографична. Брюно - родственный мне персонаж, в котором я вижу и свои болезни. Может, поэтому я так и люблю эту пьесу.

— «Великодушный рогоносец» — это актуальная пьеса?

— В ее сюжете нет ничего сиюсекундного. Отношения между людьми были во все времена. Есть же история Ромео и Джульетты. И она будет популярна всегда. Я видел очень плохие спектакли по этой пьесе, на которые набивались полные залы. Война, любовь и смерть никогда никуда не денутся.

Следующие показы спектакля состоятся 8 и 16 декабря. В спектакле заняты: засл. арт. России Наталья Боровкова, Сергей Жукович, артисты: Алиса Золоткова, Максим Фомин, Иван Батарев, Ким Дружинин, Александр Ленин и другие.